Министерства Культуры Франции Национального центра книги Перед вами не просто словарь, объясняющий термины и понятия, а совершенно особая книга - страница 2


Эриксон в игровой форме, используя примеры из своей практики, показал нам, чего не следует делать. Однажды его старший сын остался с ним дома. Сын вел беседу, общим зна­менателем которой была тема автомобиля и использования ключей. Эриксону вдруг захоте­лось протянуть ему ключи от машины и предложить покататься. В последний момент он удер­жался, подумав, не было ли со стороны сына манипуляции* (Erickson, 1986).

Этот случай является хорошим примером косвенного* внушения с некоторыми элемен­тами психического принуждения (см.: истории*).

^ AIGUILLAGE. ОРИЕНТИР

En.: Switching

Гипноз является разновидностью психического функционирования*, в условиях которого появляется возможность устанавливать для пациента подобие «ориентиров», способствующих определенному направлению мыслительного процесса.

Например, если во время гипнотического сеанса слышится шум, он может мешать. Но если пациент предупрежден оператором о том, что возможен шум и что этот шум не помеша­ет, он получит соответствующий психологический ориентир и не будет подскакивать при каж­дом постороннем звуке.

Это объясняет и оправдывает употребление нами шаблонных фраз*. Ориентиры присут­ствуют на всех этапах гипнотического сеанса.

^ ALLUSION. НАМЕК

En.: Allusion

Намек - это активизирующее* внушение. Его цель - активизировать определенные пси­хические ассоциации пациента.

10фициально признанные эриксоновсхие институты отвергают «дикое» обучение так называемым эриксоновским техникам в коммерческих целях!

2-2917 17

Например, если мы говорим пациенту, пребывающему в гипнотическом состоянии, о свежем воздухе, то весьма вероятно, что мы увидим, как он сделает глубокий вдох.

Такое предложение* посредством намека не предполагает принуждения. Оно может быть принято или отвергнуто пациентом на бессознательном уровне, не помешав продолжению сеанса. В той мере, в какой «ответ» пациента непроизволен, его поведение можно с полным правом расценивать как гипнотическое.

Вот как действовал Эриксон, когда однажды он захотел увидеть автоматическое* письмо: «Как правило, если есть бумага и карандаш, то можно что-нибудь написать. Часто не знают, что будет написано. Наверняка карандаш, который я взял, уже писал раньше. Сейчас левша взял бы каран­даш левой рукой...» (Erickson & Rossi, 1981). При этом пациент как бы говорит себе: «Я правша и беру карандаш правой рукой...»

^ ALTERATIONS SENSORIELLES. ИСКАЖЕНИЯ ВОСПРИЯТИЯ

En.: Sensory alterations

Делез (Deleuze, 1813) одним из первых показал, что в гипнозе возможны изменения ощущений, как следствие внушений*. Идея ощущения делает возможным само ощущение, позволяя добиваться различных эффектов, подобно тому, как идея движения способствует его реализации (см.: идеомоторный феномен*). Эстрадные* гипнотизеры широко используют эту любопытную особенность на горе участников демонстраций, с наслаждением грызущим картошку, поданную как нежный фрукт.

Иногда сенсорные искажения возникают спонтанно после начала гипнотической индук­ции. В таких случаях достаточно просто успокоить пациента, поскольку эти феномены быстро поддаются контролю. В клиническом гипнозе сенсорные искажения используются только для контролирования боли*.

AMBIGUITE.

^ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ, ДВОЙСТВЕННОСТЬ

En.: Ambiguity

Гипноз - это область, для которой характерна двойственность. Часто пациент не может сказать, находится или находился ли он в гипнозе (даже если по опыту знает, как это обычно происходит); точно так же он не всегда может отличить, грезил* ли он во сне или это была простая задумчивость. Он не может ясно ответить на многие вопросы, в связи с чем очень уместен афоризм Руслана: «Это состояние не связано с категориями пространства и времени» (Roustang, 1990).

Граница между желаемым и возможным размыта:

• некоторые пациенты не знают, симулировали* они или нет (Erickson & Rossi, 1981);

• иные говорят примерно так: «Думаю, что я мог бы опустить руку (действовать, говорить и т. д.), но полагаю, что не хотел этого делать...»

Кажущаяся нам ясной и определенной граница между хотением и способностью не все­гда такова в психопатологии: Джон Хартланд, длительное время возглавлявший Британское

18

общество медицинского и стоматологического гипноза, любил повторять по поводу некоторых пациентов-невротиков: «Они говорят, что не могут; окружающие утверждают, что они не хо­тят... на самом деле они не могут хотеть...» (Hartland, 1971).

^ AMBIVALENCE. АМБИВАЛЕНТНОСТЬ

En.: Ambivalence

Амбивалентность - это свойственная человеку установка, при которой мы хотим чего-либо и одновременно желаем противоположного. Например, мы хотим измениться и одно­временно отвергаем изменение*; мы хотим двигаться вперед и в то же время нам хочется сопротивляться*... Искусство терапевта вообще и гипнолога в частности состоит в умении приспособиться к этому факту и научиться давать выход (поочередно или одновременно) этим противоречивым стремлениям пациента. Проблема скорее практическая, нежели теоретичес­кая, поскольку в действительности мы имеем дело с сопротивлением* и способами его пре­одоления.

Например, терапевт в определенный им момент позволяет сопротивлению выразиться, одновременно удовлетворяя двум устремлениям: одна рука может левитировать, в то время как другая сопротивляется (см. лример Ноэми). Использование парадокса* также может быть решением проблемы (см. также Erickson & Rossi, 1981).

^ AMNESIE. АМНЕЗИЯ

En.: Amnesia

Амнезия, то есть забывание того, что происходило во время гипнотического сеанса, яв­ляется частью специфических* феноменов гипноза, с которыми иногда приходится встречать­ся. Она наступает либо после соответствующего внушения*, сделанного во время гипноза (см. традиционная* индукция), либо (у некоторых пациентов) спонтанно (при этом трудно быть уверенным, что не было безмолвного* внушения, отвечающего ожиданиям* пациента). Согласно Брэйду*, амнезия - это неотъемлемая часть того, что он называл гипнозом. Однако в настоящее время слово «гипноз» употребляют вне связи с массивной амнезией, которая, кстати, встречается все реже и реже.

Это забывание, коль скоро оно возникает, может быть тотальным и тревожить пациента, который не знает, что он мог совершить или что с ним могли сделать, какие внушения* могли быть внедрены в его психику без его ведома (постгипнотическое* внушение). Впрочем, еще Бернгейм заметил и Фрейд подтвердил это, что такое забывание, против ожидания, не является необратимым, и некоторые негипнотические, требующие терпения подходы помогают восста­новить забытое.

Определенный свет на эти феномены пролили опыты Эрнеста Хилгарда (см. скрытый наблюдатель*).

Амнезия как таковая не является обязательной составляющей нового гипноза. Тем не менее, если оператор в ходе сеанса посчитал полезным восстановить в памяти пациента не­которые забытые им события, в конце сеанса он может найти удобным (и оправданным) по­просить пациента забыть их снова. В еврей практике мы просим пациента помнить то, что может быть ему полезно, и забыть остальное (см. шаблонные* фразы).

2* 19

Гипнотическую амнезию не следует смешивать с широко используемой процедурой струк­турированной* амнезии.

^ AMNESIE STRUCTUREE. СТРУКТУРИРОВАННАЯ АМНЕЗИЯ

En.: Structured amnesia

Структурированная амнезия - это техника, суть которой состоит в том, что нациент теря­ет нить воспоминаний после выхода из транса*.

Эта процедура, изобретенная Эриксоном, заключается в произнесении одной или не­скольких фраз в начале сеанса (якорь*) и в их точном повторении в тот момент, когда пациент ресриентируется*. Пациент, переживая два сходных момента, склонен идентифицировать их, в его представлении они сливаются, и он забывает то, что происходило между ними (см. пример Солен). Затем терапевт отвлекает* внимание пациента, чтобы он окончательно поте­рял связующую нить. Известно, что так же забываются ночные сновидения, если в момент пробуждения человек чем-то отвлекается.

Этот способ хорош во всех случаях, когда терапевт не хочет, чтобы пациент сознательно вмешивался в бессознательные* процессы, приведенные в действие во время сеанса, напри­мер, чтобы пациент не пытался анализировать использованные в ходе сеанса метафоры*.

В противоположность классической гипнотической амнезии* пациент при «пробужде­нии» помнит, что все прошло хорошо. Если в дальнейшем он забывает детали происходивше­го, то у него не остается никаких поводов для тревоги. (См. также Erickson & Rossi, 1981,1989 и Erickson, 1986.)

^ AMPLIFIER. УСИЛИВАТЬ

En.: To amplify

В новом гипнозе оператор* тщательно наблюдает* за пациентом. Все, что идет в желае­мом направлении (см. признаки*), подкрепляется, усиливается: «Да, хорошо» или просто «Да». Эта возвращаемая информация (обратная связь*) позволяет пациенту усиливать появляю­щийся феномен, не осознавая, каким образом это достигается. Таков же принцип приборов биологической обратной связи*.

В своей психотерапевтической практике Эриксон усиливал положительные элементы, просто констатируя их наличие, довольствуясь на первых порах совсем небольшими сдвига­ми. Возникал эффект снежного кома. (См. Вацлавик и др., 1974/1975, предисловие Милтона Эриксона.)

Терапевт должен учиться следовать знакам*, подаваемым пациентом (Erickson & Rossi, 1981).

^ ANALGESEE. ОБЕЗБОЛИВАНИЕ

En.: Analgesia

Обезболивание заключается в исчезновении болезненных ощущений при сохранности всех прочих, например тактильных.

20

В гипнозе можно иногда добиться анестезии*, но анальгезию, которой вполне доста­точно для клинических целей, получить намного проще, хотя бы заместив боль другим ощу­щением: жара, холода, ползания мурашек... Для этой же цели можно использовать обра­зы*: «Я уколю вас, но вы почувствуете только давление, как будто я уколол вас сквозь кожа­ную перчатку...»

На практике понятия анестезии и анальгезии часто смешивают.

^ ANALOGIE. АНАЛОГИЯ

En.: Analogy

Аналогия - это сравнение, призванное облегчить психологическую работу*. В отличие от метафоры* пациент видит здесь логическую связь.

Аналогии гипнотической* ситуации часто используются перед сеансом, чтобы демисти­фицировать этот феномен: «Это можно сравнить с ситуацией в зале ожидания, когда вы пере­стаете обращать внимание на окружающее...»

Во время гипноза терапевт часто прибегает к аналогиям, например, при левитации руки он спрашивает: «Какой другой части вашего тела ваше бессознательное могло бы придать стремление двигаться?» (Robinot, 1988).

В терапевтическом плане аналогии используются часто, например, аналогию между суще­ствующей тревожащей ситуацией и другими ситуациями, заведомо безопасными или уже став­шими таковыми.

Как отмечали Эриксон и Росси, «аналогия - психотерапевтическое средство, эффективное постольку, поскольку оно обращено одновременно к сознанию и к бессознательному» (Erickson & Rossi, 1976).

ANAMNESE. АНАМНЕЗ An.: Anamnesis

Анамнез, или предварительная беседа, в обычном медицинском понимании касается прошлых страданий и болезней. Для Милтона Эриксона это означало нечто совсем другое.

К вопросу: «Когда вы почувствовали себя плохо?» - он не забывал добавлять: «А когда вы хорошо себя чувствуете?» или «Опишите мне, что требуется для того, чтобы стало лучше...» и т. д. Он был убежден, что упоминание о позитивном* опыте должно вызывать благоприятные ассоциации* и на этом следует акцентировать внимание.

Эриксон также считал, что разрешение симптома* может не иметь никакой связи с при­чиной его возникновения. «Следовательно, прошлое не интересовало его с точки зрения по­иска в нем причин страданий или симптомов, как ключа к выздоровлению. Как изменить про­шлое, исходя из существующей реальности - вот в чем существо вопроса; прошлое - это непосредственно то, что должно быть пересоздано с помощью расширения и усиления скры­тых возможностей, проявляющихся при общении с терапевтом. Другими словами, прошлое нужно не расшифровывать, а переплавлять под нажимом будущего» (Roustang, 1990).

21

«Вероятные ресурсы* и описание мироощущения пациента - вот что его в конечном счете интересовало» (Van Dick, 1980). Во время сбора анамнеза «терапевт знакомится с объе­мом жизненного опыта пациента, с его навыками, которые могут быть использованы в даль­нейшем. Пациенты являются пленниками систем, не позволяющих им использовать* соб­ственные возможности в своих интересах. Этот навык у людей пока еще не на высоте» (Erickson & Rossi, 1979).

Отметим также, что сбор анамнеза для любого гипнотералевта - это момент, который стараются использовать для того, чтобы установить контакт с пациентом.

И наконец, в гипнозе минимум анамнеза позволит уберечься от необдуманных действий (см. предосторожности* в гипнозе).

^ ANCRAGE. ЯКОРЬ

En.: Anchoring

Я употребляю этот термин в более узком смысле, чем другие. «Установить якорь» означает для оператора что-то сказать или что-то сделать в определенный момент и сказать, или сделать в точности то же самое спустя некоторое время - например, в начале и в конце гипнотического сеанса (см.: структурированная* амнезия), как это показано на примере Солен.

Когда эта процедура используется в середине сеанса, то два идентичных якоря охватыва­ют предложение*, которое следует забыть.

^ ANESTHESIE. АНЕСТЕЗИЯ

En.: Anesthesia

Изменение чувствительности - один из специфических* феноменов гипноза. Помимо все­го прочего, гипноз позволяет добиваться полной или частичной потери чувствительности (см. обезболивание*).

Эти феномены в определенной степени могут быть получены путем прямого* внушения: «Я уколю вас, и вы ничего не почувствуете».

Милтон Эриксон на 3-м Л/!еждународном кс«тмсхя в Париже в 1965 году представил ряд гипно­тических процедур, позволяющих обучать пациента контролю над своей болью* (Erickson, 1967).

По сообщению английского хирурга Эсдайля* (1846), при вызываемых им посредством магнетических пассов гипнотических состояниях, длившихся около двух часов, ему удавалось добиваться у туземцев-бенгальцев спонтанной анестезии всей поверхности тела с одновре­менной каталепсией*. (Трудно проверить, не было ли там немого* внушения. Нам не удава­лось воспроизвести этот феномен.)

^ ANTICIPATION. ПРЕДВОСХИЩЕНИЕ

En.: Anticipation

Во время гипноза часто приходится описывать пациенту то, что действительно проис­ходит, чтобы он чувствовал, что его сопровождают* («Я вижу, что ваши глаза моргают и

22

начинают закрываться...»), а также для того, чтобы усилить* непроизвольно возникающие феномены.

Иногда бывает, что оператор предвосхищает появление феноменов, которые только-только намечаются. Например, если наблюдается подрагивание только одного пальца, можно вну­шить, что произойдет настоящее движение.

Иногда Эриксону удавалось внушить закрывание глаз, просто сказав «совсем закрыты...» в тот момент, когда он замечал такое стремление (Lastig, 1974). Этот способ косвенного* внушения аналогичен использованию свершившегося действия*.

Предвосхищение - это нечто среднее между простым прямым* внушением и ратифика­цией* феномена, при которой инициатива передается пациенту. Оно эффективно именно сво­ей двойственностью.

^ APOLLON DE BELLAC. АПОЛЛОН ДЕ БЕЛЛАК

Статуя Аполлона де Беллака, образца исключительной красоты, никогда не существова­ла. Зато упоминания о его существовании позволяют пациентам становиться красивее и луч­ше (Giraudoux, 1947).

1. В Институте психических исследований Пало Альто* не без юмора называли «при­емом Беллака» психотерапевтический прием, позволявший добиваться терапевтических из­менений* при заметной экономии средств. Вот пример, приведенный Вацлавиком и его коллегами (1974/1975): невротик, страдавший фобией, боялся заходить в крупные магази­ны, опасаясь обморока. Терапевту удалось уговорить его «в виде опыта» зайти в магазин и самому растянуться на полу, как только он почувствует, что обморок приближается. Пациент повиновался... но ни разу не имел случая произвести такой опыт, поскольку тщетно ожидал повторения знакомых ощущений! В другом примере молодая служащая жаловалась на труд­ный характер своего начальника, но терапевты предположили, что она сама неосознанно провоцировала конфликты. Они убедили ее дождаться ближайшей ссоры и обратиться к патрону со словами: «Я хотела бы сказать вам... хотя это и нелегко... что когда вы так со мной разговариваете, мне неприятно!» - и покинуть комнату раньше, чем он успеет отве­тить (Watzlawick & coll., 1974/1975). Легко догадаться, что ей так и не представился случай последовать этому совету, поскольку ее патрон «изменился» и стал вежливым и приятным в обращении.

Прием Беллака психологически очень поучителен, он помогает объяснить такое поня­тие, как «установка»*, от которой зависит психологическая перестройка или, по меньшей мере, перестройка типов психологических трансакций, что очень близко.

Мы считаем, что благотворным воздействием гипноза мы часто бываем обязаны именно изменению установки* и что каждый раз, когда это возможно, работа с внутренней позицией пациента является наиболее верным подходом.

2. Может быть, Аполлон де Беллак - всего лишь интересная метафора гипнотического феномена, о сущности которого мы не перестаем себя спрашивать?

23

^ APPOSITION D'OPPOSES.

ПРОТИВОПОСТАВЛЕНИЕ

ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЕЙ

En.: Apposition of opposites

Способ внушения, или содействия внушению*, основанный на использовании уравнове­шивающего свойства речи. Высокое напоминает нам о низком и т. д. Например: «В то время, как ваш кулак сжимается, все ваше тело расслабляется...», или: «Пока левая рука остается тяжелой, правая рука может становиться легче...», «Когда ваша рука поднимается, ваши веки опускаются». (Пример Нозми. См. Erickson & Rossi, 1979.)

Это один из видов косвенного* внушения.

^ APPRENTISSAGE. ОБУЧЕНИЕ, НАВЫК

En.: Learning

1. Мы рассматриваем гипноз как психическое функционирование*, отличающееся от обыч­ного и являющееся результатом обучения.

Предстоит научиться неделанию, невмешательству, отстраненности*. Когда нашим па­циентам это не удается с первой попытки, мы склонны говорить о сопротивлении*, тогда как на самом деле они еще не успели научиться новому типу поведения.

Нужно также научиться управлять трансом*. Вначале феномены нередко возникают бес­порядочно: спонтанная возрастная регрессия*, парестезии, анестезия*, иллюзии, смещение времени* и т. д. Пациенты, научившись однажды стабилизировать эти вторичные проявле­ния, могут позволить своим бессознательным процессам свободно взаимодействовать с бес­сознательным терапевта без посредства сознания (Erickson & Rossi, 1976).

2. В психотерапии понятие навыка является первостепенным:

• обучение дружественному, непринужденному восприятию своего телесного образа,

• социальные навыки,

• обучение новым психологическим трансакциям, характерным для данного жизненного этапа: флирт, создание очага и т. д. (см.: жизненные этапы*).

В конечном счете все преимущества гипнотерапии* можно выразить понятиями сознатель­ного и бессознательного обучения: «От пациента требуется использовать все свои способности к обучению посредством опыта. Это может подразумевать любые виды физиологических процес­сов, психологических ответов и неврологических проявлений» (Erickson, 1983/1986).

^ APPRENTISSAGE INCONSCIENT. БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ ОБУЧЕНИЕ

En.: Unconscious learning

Такое название вполне оправданно, если обучение совершается в области, не подчиняю­щейся воле и не осознаваемой (биологическая обратная связь*, перенос навыков*, гипноз*...).

24

Для Эриксона было ясно, что транс представляет собой состояние активного обучения без участия сознания (Erickson & Rossi, 1976). Преимущество гипноза состоит в том, что не требу­ется точно знать, чему научился пациент: «По-настоящему важен сам факт приобретения зна­ния и возможности его использования при появлении стимула» (Erickson & Rossi, 1981).

^ APPRENTISSAGES PRECOCES

(REFERENCES AUX).

НАЧАЛЬНЫЕ НАВЫКИ (УПОМИНАНИЕ О НИХ)

En.: Early learning sets

Речь идет о теме, которая часто звучит с различными вариациями в гипнотических сеан­сах Милтона Эриксона. Например: «Вы приобретаете навыки, но вы толком не знаете, о чем идет речь. Это похоже на ваши первые дни в школе. Когда нужно было учить буквы, вы не знали, как за это взяться: b очень походило на d... (и так далее). Но ваше бессознательное тем временем конструировало внутренние образы, благодаря которым вы теперь свободно читае­те, к своему большому удовлетворению...»

Эти несколько шаблонных фраз* позволяют создать нужную метафору* в рамках неболь­шой возрастной регрессии*. Такая беседа может в нескольких словах изложить типичные эрик-соновские методы: последовательное принятие*, контекстуальное* внушение, импликацию*... (Erickson & Rossi, 1981).

В очень редких случаях, если обучение чтению было для пациента кошмаром, ему можно предложить другой пример обучения. В любом случае необходимо тщательно наблюдать* за пациентом, чтобы дать обратный ход* в случае неудачи.

^ APPROCHE. ПОДХОД

En.: Approach

1. На определенном этапе Эриксон заменил термин «гипнотическая техника» словом «подход». Он подразумевал под этим, что прекращает применять определенные рецепты и начинает работать в сотрудничестве с личностью, которая является уникальной: «Мы говорим о подходе, имея в виду, что у нас есть множество средств, чтобы научить, как испытать то, что мы называем терапевтическим трансом» (Erickson & Rossi, 1981).

9959264033530483.html
9959377831641513.html
9959462900215666.html
9959594710672046.html
9959732039346074.html