Благотворители и меценаты


Благотворители и меценаты

 Бахрушин Александр Алексеевич

 Бахрушин Алексей Александрович

 Бахрушин Алексей Петрович

 Зимин Сергей Иванович

 Мамонтов Савва Иванович

 Морозов Иван Абрамович

 Морозов Михаил Абрамович

 Морозов Савва Тимофеевич

 Морозова Варвара Алексеевна

 Морозова Маргарита Кирилловна

 Нечаев-Мальцов Юрий Степанович

 Рябушинский Николай Павлович

 Солдатенков Козьма Терентьевич

 Сытин Иван Дмитриевич

 Тарасов Николай Лазаревич

 Третьяков Павел Михайлович

 Третьяков Сергей Михайлович

 Цветков Иван Евменьевич

 Щукин Дмитрий Иванович

 Щукин Петр Иванович

 Щукин Сергей Иванович

В 1997 году городу Москве исполнилось 850 лет. За этот период ее истории многие люди внесли свой вклад в то, чтобы этот прекрасный город стал еще величественнее, еще красивее. Эта работа посвящена некоторым из них, тем, кого называли меценатами, а в частности московскими меценатами. Они дарили городу не только материальные ценности, но и отдали ему часть своей души.

Понятие "меценат" пришло к нам из Древнего Рима. В I в. до н. э. у императора Августа был приближенный, выполнявший его дипломатические и частные поручения. Он покровительствовал поэтам Вергилию и Горацию и поддерживал их материально, его звали Меценат. Со временем это имя стало нарицательным.

Надо отметить, что понятие "меценат" часто соседствует с понятием "благотворительность". Благотворительность - это оказание материальной помощи нуждающимся, как отдельным лицам, так и организациям, она может быть направлена на поощрение и развитие каких-либо общественно значимых форм деятельности. Меценатство, более узкое понятие, это покровительство наукам, искусству, культуре. Многие меценаты занимались и благотворительной деятельностью.

История меценатства в России имеет давнюю традицию, уходящую в глубь веков. Русские цари, родовитые князья и вельможи покровительствовали строителям храмов и дворцов, иконописцам и составителям летописей и хроник, книгопечатникам, ученым, поэтам. Большой стимул к меценатской деятельности появился у знати после преобразований Петра I, привнесших в страну дух европейского Просвещения. Сподвижники царя старались перещеголять друг друга в поощрении художественных затей.

Значительный взлет меценатской деятельности наступил во время царствования Екатерины II, ее долголетнее правление было ознаменовано самыми щедрыми наградами, послужившими источником возникновения многих крупнейших состояний. Наступил расцвет коллекционирования и собирательства.

Граф Григорий Орлов выстроил в Гатчине великолепный дворец (архитектор Растрелли), где была собрана обширная библиотека. Гатчина стала олицетворением деятельности богатого вельможи, покровителя муз екатерининского времени.

Век Екатерины выдвинул одного из известнейших деятелей Российского государства графа, а затем князя Александра Александровича Безбородко статс-секретаря Екатерины, а впоследствии канцлера Российской империи. Он был известен как крупный коллекционер и меценат. Ему принадлежала картинная галерея исключительной ценности, которую, по словам многих, едва ли удавалось собрать частным лицам. Коллекция картин князя послужила впоследствии основой знаменитой Кушелевской галереи Академии художеств. Внук князя, граф Николай Александрович Кушелев-Безбородко (1834-1862) завещал это собрание Академии художеств с условием, чтобы галерея была постоянно открыта для художников.

Известна была своим широким меценатством и благотворительностью фамилия Демидовых. Так, Прокопий Акинфиевич Демидов (1710-1788) жертвовал значительные суммы на строительство коммерческих и народных училищ, а для Московского университета купил дом за 10 000 рублей, в который университет был переведен, и пожертвовал университету 20 000 рублей с тем, чтобы из процентов с этого капитала выдавались стипендии беднейшим студентам.

Еще более известными по своему происхождению и по размеру состояния были Строгановы. Граф Александр Сергеевич Строганов (1734-1801) составил галерею картин, написанных известными художниками, собрал дорогие коллекции эстампов и медалей. Особое внимание он обращал на устройство библиотеки, которую по числу в ней редких изданий можно было считать одной из первых в Европе. Комедиограф Фонвизин и поэт Державин пользовались его особым покровительством. Поэты Богданович и Крылов были в числе его близких друзей, а Гнедич, при его щедром пособии, перевел и издал "Илиаду" Гомера. Последние 10 лет своей жизни Строганов всецело посвятил постройке Казанского собора в Санкт-Петербурге (архитектор Воронихин). Славу своих предков, как щедрых меценатов, продолжил граф С. Г. Строганов (1805-1882). Будучи попечителем Московского университета, он оказал поддержку плеяде молодых профессоров во главе с Т. Н. Грановским. Он стал учредителем Строгановского училища технического рисования в Москве, занявшего видное место в истории русской культуры.

Из старого боярства были и Шереметевы. Николай Петрович Шереметев (1751-1809) был страстным театралом, организовал у себя в Останкино театральную труппу.

Блестящую память о себе оставили графы Румянцевы. Николай Петрович Румянцев (1754-1826) собирал древние отечественные рукописи и издавал их. Но особую известность приобрел устройством огромной библиотеки, которая была доступна для всех. По завещанию он передал ее, а также множество коллекций и разных редкостей, для учреждения музея, оцененного вместе со зданием в миллион рублей, который носит его имя. Позднее музей был переведен из Петербурга в Москву. Фонды Румянцевского музея послужили основой Российской государственной библиотеки.

Одним из богатейших вельмож екатерининского и александровского времени известным своим меценатством был Николай Борисович Юсупов (1751-1831). Он собрал у себя в имении Архангельское галерею древних мраморных статуй, картин, большую библиотеку, которые были одними из лучших в России. А также завел труппу актеров и устроил театр.

В царствование Николая I все чаще встречаются видные коллекционеры и меценаты из числа крупного чиновничества. Один из них Федор Иванович Прянишников (1793-1867) "министр почт", как его называли современники. Он был одним из первых собирателей русской живописи, его собрание находится сейчас в Третьяковской галерее. Прянишников поддерживал молодых художников и помог юному Репину, внеся по его просьбе плату за поступление в Академию художеств.

Но подлинного расцвета традиции меценатства достигли в России во второй половине ХIХ - начале ХХ веков. Это время действительно можно назвать "золотым веком русского меценатства". Дворянство стало постепенно терять в этой деятельности свою ведущую роль, крупные состояния мельчали, дробились, происходило оскудение дворянства. В эти годы на сцену истории все более уверенной поступью выходит новое сословие, торгово-купеческое, класс предпринимателей, громко заявляя о себе и в меценатстве. Это были в своей массе выходцы из крестьянства и городских низов, а также провинциального купечества. Большинство из них стали поддерживать национальную традицию в искусстве и культуре, впоследствии ряд представителей не уступали по своему образованию выходцам из дворянства и проявили немало вкуса и эрудиции при оценке новейших направлений современного западного искусства. По своему характеру это были фигуры трагические: передача огромных сумм из коммерческого сектора в некоммерческий бросала вызов миру капитала, а это неизбежно влекло за собой непонимание, гонения со стороны партнеров, а иногда и разорение. Даже мир культуры и искусства не всегда правильно принимал эти жертвы.

В рассматриваемое время в России появилось огромное количество отдельных меценатов и целые династии. Масштабы, этапы и тенденции меценатской деятельности отчетливо прослеживаются на примере истории города Москвы. Далее, в своей работе я буду рассматривать деятельность каждого мецената подробно, но чтобы оценить их общий вклад в культуру и искусство города Москвы нужно перечислить, что же осталось потомкам в память о них. Крупнейшая сокровищница русской живописи - Третьяковская галерея братьев Павла и Сергея Третьяковых; Музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина, деньги на постройку которого выделил Ю.С.Нечаев-Мальцов и куда вошли коллекции И.А. и М.А.Морозовых, С.М.Третьякова, Д.И. и С.И.Щукиных; Театральный музей, который основал А.А.Бахрушин, он носит теперь его имя; Московский художественный театр имени А.П. Чехова, деньги на постройку здания выделил С.Т.Морозов, кроме этого сам принимал участие в строительстве. И это только самые крупные деяния, дошедшие до нашего времени. К сожалению, многие здания, построенные для музеев, театров, библиотек либо не сохранились, либо выполняют теперь не те функции, которые предусматривались при их строительстве, но хотелось бы, чтобы сохранилась память о людях, бескорыстно служивших общественной пользе. Этому и посвящен данный справочник.

Не все московские меценаты вошли в эту работу, так как тема эта еще недостаточно изучена. До революции о меценатах и их деятельности упоминали часто, особенно на страницах периодической печати, но после 1917 года и до 80-х годов нашего столетия меценатство в России, как значимое социальное явление не изучалось, выходили лишь отдельные книги о Третьякове и Мамонтове биографического характера и иногда меценаты упоминались в воспоминаниях художников и актеров. В конце 80-х - начале 90-х годов появляется большое количество статей о меценатах в периодической печати, выходят книги, переиздаются воспоминания деятелей культуры, образуется большой поток информации по данной теме. Следует отметить книгу П. Бурышкина "Москва купеческая" вышла она в 1954 году в Нью-Йорке, а в России она была издана в 1990 году, в ней кроме предпринимательской деятельности купечества рассматривается и его меценатская деятельность. А в 1995 году вышла книга "1000 лет русского предпринимательства", являющаяся своего рода энциклопедией купеческих родов, где в отдельный раздел выделены прославившиеся в меценатстве. Особенно нужно отметить книгу Н. Думовой "Московские меценаты", в которой рассказывается о забытых в наше время меценатах, в книге собран прекрасный материал о культурных начинаниях меценатов, об их образе жизни, семейных традициях.

Из периодических изданий следует отметить альманах "Памятники Отечества" № 29 за 1993 год, он называется "Завещано России: Меценаты и коллекционеры", весь выпуск посвящен этой теме, кроме отдельных статей о меценатах в нем составлен "опыт библиографического словаря коллекционеров", авторами М. Полуниной  и А. Фроловым , как известно многие меценаты были коллекционерами. А в конце 1997 года вышел прекрасный библиографический словарь, который называется "Коллекционеры старой Москвы", составленный этими же авторами.

Библиографическое обеспечение данной темы очень плохое. Не было издано не одного указателя о меценатах. Единственным источником информации в этом аспекте может служить каталог книжной выставки, изданный Государственной исторической библиотекой в 1993 году, он называется "Российские предприниматели: Благотворители, коллекционеры, меценаты. Вторая половина ХIХ - начало ХХ веков". Но так как это каталог книжной выставки, он не содержит полной информации по рассматриваемой теме, кроме этого после 1993 года опубликовано большое количество информации. Также вышло несколько обзоров, содержащих небольшие библиографические списки, такие как "Меценатство в России: Научно - аналитический обзор", автор М. Гавлин.

Надеюсь, что составленный биобиблиографический справочник займет свое место в информационном потоке и заполнит существующий пробел по данной теме, поможет искусствоведам, краеведам, историкам, и всем интересующимся данной темой расширить круг своих знаний, узнать много нового и интересного.

В этой работе наряду с библиографическими списками содержатся биографии меценатов, в них главным образом отражены конкретные дела и вклад в культуру города Москвы. При составлении биографий большую помощь оказали уже упоминавшиеся издания: Н. Думова "Московские меценаты", "Завещано России: Меценаты и коллекционеры", а также другие издания общего характера и отдельно по каждой персоналии, которые отражены в данном справочнике.

В настоящий справочник включаются произведения печати полностью или частично посвященные рассматриваемой теме и персоналиям, опубликованные как в виде отдельных изданий, так и в виде статей и материалов в периодических, продолжающихся изданиях, сборниках научных трудов. Отражаются произведения печати независимо от их тиража. Библиографируются все виды изданий по целевому назначению и характеру информации (как целиком, так и аналитически): научные, научно-популярные, учебные, справочные, информационные. Основной принцип качественного отбора - включение всех источников, в которых упоминаются московские меценаты. Хронологические границы отбора литературы: со второй полвины ХIХ века по 1999 год включительно.

Источниками выявления литературы являлись каталоги и картотеки Государственной публичной исторической библиотеки, Российской государственной библиотеки по искусству, Российской государственной библиотеки. Большую помощь в работе оказал каталог книжной выставки, который уже упоминался ранее: "Российские предприниматели: Благотворители, коллекционеры, меценаты: Вторая половина ХIХ - начало ХХ веков", составленный коллективом авторов во главе с А. Б. Плотниковым  в 1993 году в Российской публичной исторической библиотеке.

^ "ВИВАТ, МЕЦЕНАТ!"



Общественную жизнь последнего десятилетия в России ярко характеризуют два явления - формирование класса олигархов, сопровождаемое шумными скандалами, и учреждение множества общественных премий, сопровождаемых шумными церемониями награждения.

Золотой дождь наград пролился на творческую элиту. Как правило, вполне достойную этих наград. Популярности в народе золоченые статуэтки им не прибавили, поскольку и без них они всегда были любимы и почитаемы в России. Зато для многих стали, своего рода, компенсацией за свою невостребованность.

Наряду с подобными наградами в последнее время появились и награды для представителей бизнеса. И не только за успехи в бизнесе, но и за благотворительность. Последние получились не столь многочисленны и не столь шумны как все предыдущие. Пресса о них не пишет - ведь за них не платят и они не замешаны на сенсациях и скандалах. А зря. Эти скромные премии помогают утверждению в предпринимательской среде традиционных ценностей и культурных стереотипов, утрата которых стала самой большой нашей потерей.

Именно поэтому, считаем необходимым рассказать о фестивале искусств "Виват, Меценат!", проводимый в Москве Благотворительным фондом "Меценат" уже во второй раз.

*

В течение недели с 14 по 21 февраля на разных театральных и концертных площадках столицы прошли спектакли и концерты, которые были осуществлены в разное время при поддержке спонсоров и меценатов. А 21 февраля на сцене театра "Новая опера" состоялся заключительный галла-концерт в честь номинантов фестиваля с вручением почетных дипломов и памятных символов группе компаний, банков и фирм за заслуги в деле поддержки культуры.

На этом фестивале не было соревновательности и оценок. Благотворительность не спорт. Каждый жест "дара" здесь равно ценен. А то, что эти дары были отданы на "добрые дела" подтверждается всей фестивальной программой, в рамках которой можно было увидеть:

концерты - Государственного академического хореографического ансамбля "Березка" имени Н.С.Надеждиной, детского народного ансамбля танца "Калинка";

спектакли - "Ужин с дураком" и "Поза эмигранта" театра Антона Чехова, "Безумный день или женитьба Фигаро" театра Армена Джигарханяна, "Любовь по контракту" городского драматического театра города Елец, представление театра фольклора республики Коми;

музыкальные вечера - Большого сифонического оркестра имени П.И.Чайковского под руководством Владимира Федосеева, камерного оркестра "Виртуозы Москвы" под руководством Владимира Спивакова, Юрия Башмета и ансамбля "Солисты Москвы";

представления для детей - Московского театра детской книги "Волшебная лампа", театра кукол города Дзержинска, благотворительный концерт Шоу-группы "Игра" Дома культуры инвалидов "Надежда", сказочное представление учащихся Московской международной киношколы.

*

Вечер прошел почти по домашнему. Для вручения почетных наград на сцену выходили - министр культуры Михаил Швыдкой и его заместитель Наталья Дементьева, Борис Мессерер и Белла Ахмадулина, Андриес Лиепа и Генрих Боровик ...

Почетными наградами фонда "Меценат" на этот раз были отмечены - НК "Лукойл", фирма "Пронто-Москва", ОАО "Севергазпром", "Внешэкономбанк", КБ "Кредиттраст", КБ "Мастер-Банк", Культурно-развлекательный центр "Арбат", Торговая система "Иван", Производственно-экспериментальная фабрика "Союз", кондитерская фабрика "Зарянка", мэр города Дзержинска и Международный Благотворительный фонд Юрия Башмета.

В адрес меценатов в этот вечер было сказано немало добрых слов. Сами награждаемые в ответных речах, наоборот, были скромны и немногословны. Что было приятно. Обещали умножить свои усилия на поприще меценатства... Что было приятно вдвойне.

Любые оценки данного события, на мой взгляд, неуместны. Слава Богу, что имеем то, что имеем... Как сказал один из выступавших: "Мало у нас еще предпринимателей открывающих свое сердце искусству. Пусть их будет больше". Пусть будут! И больше, и разных!

В поисках имиджа



Если судить по частоте употребления слов, то мы живем в эпоху "имиджей". Буквально это модное английское словечко означает всего лишь "образ". Однако в русском языке "образ", хотя и близко по смыслу, но все же не тождественно полюбившемуся сегодня слову "имидж".

Под "образом" традиционно подразумевается, например, портрет, созданный художником. Или - актер играет роль, он - в образе. Вещественная фактура "образа" в нашем восприятии не акцентирована, она как бы растворяется, и мы устремляемся к многозначным смыслам, которые скрываются за этой фактурой. Совсем другое - "имидж". Это образ, во-первых, более или менее однозначный, а во-вторых, замкнутый на вещественную и телесную фактуру своего носителя, стилизующий ее.

Потребность в стилистической отработанности облика стала для многих самостоятельной задачей на пути к обретению собственного имиджа. С наличием имиджа связана сегодня высокая самооценка людей, наделенных мало-мальскими амбициями на общественное признание и известность. Отсюда, в частности, небывалый интерес к модной индустрии, ранжирование деятельности портных и фотохудожников, создающих дизайн внешности, как нового искусства, вложение больших капиталов в дома, одежды, парфюмерию, обувь, в фэн-шоу и т.п.

Причины повышенного внимания к собственному стилю в повседневном появлении на людях вышли за границы личностных предпочтений и приобрели отчетливо социальный смысл. И уже поэтому нынешняя имиджевая ситуация и исторические прелюдии к ней заслуживают отдельного исследования.

*

В России слишком долго господствовал принцип все и вся унифицирующего "мундира". Сословные стандарты одеяний и поведения Московской Руси сменились петровскими чиновными регламентами, которые только начав размываться к концу XIX века (вспомним странноватый наряд не то из пролетарских, не то артистических блуз и не то ямщицких, не то солдатских сапог, выработанный радикальными интеллигентами вроде М.Горького; стоит вспомнить также хитон М.Волошина), были восстановлены в сталинское время. В квазивоенные френчи и фуражки были одеты железнодорожники, юристы, работники почты, учащиеся ФЗУ. В одинаковом покрое ходили школьники и пионеры, и даже в позднесоветское время освобожденные работники партии и комсомола носили своего рода униформу - серый костюм-тройку.

Не удивительно, что идеологическая нелояльность и в досоветское время, и в советское выражались в России через внешнее отрицание тотальности "мундира". Отсюда ношение бороды либеральными славянофилами в 1840-годы - борода со времени Петра I ассоциировалась с "вольностью". Или же узкие брючки и длинные волосы у "неправедной" молодежи 1950-1970- годов, и т.д. В постсоветское время забота о культивированности (как правило, дорогостоящей) личного облика стала знаком раскрепощенности от норм коллективизма, замешанного на низком уровне потребления. Отсюда галстуки "от Версаче" и ручки "Паркер", которые считаются непреложными признаками принадлежности к "новым русским". В том же ряду стоит и забота о дизайне особняков и оффисов, как бы продолжающих внешний облик их владельцев.

Потребность в стилистической отработанности собственного облика включает сегодня уже достаточно широкий круг явлений (образ жизни, поведение, выбор досуговых занятий), однако основное внимание все же сосредоточено на персоне как таковой. Маркирование различных амбиций осуществляется, главным образом, через прическу или пиджак, через тонко сделанный макияж или фигуру, а точнее тренированное в хороших спортивных залах тело.

Таким образом, к концу ХХ века изобретение авангардистов - боди art распространяется в повседневную жизнь. Носителями наиболее ходовых ценностей и символов ( в обход традиционно-условных артефактов культуры - книг, картин и т.д.) становятся реальные лицо и тело, стилизованный внешний облик человека.

*



Это очень напоминает архаичные периоды и формы культуры. Ведь именно в эпохи архаики наиболее фундаментальные категории культуры понимались исключительно через призму телесного опыта (см., например, об этом в замечательной работе В.Н.Торопова "Пространство и текст"), когда люди стремились превратить реальное тело или лицо в и з о б р а ж е н и е условных тела и лица. В архаических обществах практиковалась ритуальная раскраска или татуировка. Опрошенные в 1930-х годах Клодом Леви-Строссом южноамериканские индейцы говорили: "Кто не раскрашен, тот просто глуп". То же мы наблюдаем и в своеобразных "зонах архаики" современной цивилизации, например, среди тюремных завсегдатаев. Им тоже сами по себе реальные тела и лица кажутся недостаточно значимыми, как бы ничего не стоящими (или даже ненастоящими) без специального узора в виде татуировки.

Это как товар: без клейма фирмы он вызывает подозрение в поддельности, недоброкачественности, в том, что он нестоящий и ненастоящий. Но есть и различие. Фирменное клеймо функционально: оно служит условием продаваемости товара. А сложная раскраска лица, например, у североамериканских индейцев ни для какой "выгоды" не нужна. Она есть нечто большее. Она выражает социальное достоинство и мистическое значение человека, она изображает на эмпирическом лице идеальный лик мифических первопредков и заданных ими законов жизни.

Особый случай срастания условной маски с реальным лицом принадлежит глубокой древности и очень специфическим условиям - при погребении египетских фараонов. Золотая маска на мумии - это заменитель лица, но такого, которым человек обращен к вечности. Изображение лица здесь и буквально "принадлежит" данному человеку, и отделено от "бренного" облика. Пример окончательного разделения изображения и его носителя дают поздние изображения на портретах, уже никак не связанных с лицом портретируемых и живущие в других измерениях и пространствах.



Противоположная по смыслу маске фараона - маска клоуна. Клоунская раскраска, во-первых, существовала не отдельно, а прямо на "модели". Во-вторых, в отличие от погребальной маски (или ритуальной татуировки), она повернута не к вечности, а к посюсторонней, гротескно измененной жизни.

Если маска скрывает реальные черты, то клоунский грим заостряет отдельные из них. Клоунский суперрумянец, суперрот и супернос, как и суперштиблеты или супернеловкость, продолжают реальные детали лица и поведения в символическую сферу хаотического избытка и гротесковой чрезмерности.

Клоун пародирует благообразие "правильного" мира - в частности тем, что оставляет от целостного облика только несколько выпяченных частей. "Маска" клоуна - это броские детали: нос, румянец, штиблеты, между которыми как бы и нет соединительной ткани. Именно в системе таких шаржированных частностей, между которыми - зияния, "дыры", строится в массе своей современный социальный имидж и новых политиков, и "новых русских", претендующих на роль новой российской элиты.

*

Отражением подобных имиджевых моделей, являющих не себя, но знак себя, только более совершенный, отличный от конкурентов (или, наоборот, свидетельствующих о принадлежности к какой-то социальной группе), может служить реклама. Особенно видеореклама, которая вся строится на основе имиджей, стилизованных обликов людей и вещей, единственным содержанием которых является конкурентноспособность и успех.

В эпоху культа "имиджей" такое традиционное понятие, как "образ" - многосложный, тесно связанный с коренными основами личности и культуры, - почти ушло из нашего сознания. Наступило время самодовлеющей внешности.

Впрочем, вздыхать об ушедшем или уходящем - не лучшее из занятий. Важнее сегодня помочь алчущим собственного "имиджа" в его поисках. И не только на уровне учтивых сомнений профессионального дизайнера в неотразимости малиновых пиджаков, но, что значительно труднее, помочь в культурном самоопределении, самоиндетефикации людей с определенными традициями. Это включает также артикуляцию ментальных основ и перспектив, поиски такого самоопределения сопровождающих, даже если эти поиски ведутся в зоне сугубо прикладной и бытовой.

И поэтому небесполезно еще раз приглядеться к современному феномену имидж-культуры, например, с такой точки зрения: как нынешнее, выраженное в наличии статусного "имиджа", понятие "престижа" соотносится с традиционными представлениями об общественной иерархии, о высших ее ступенях и о путях, на нее возводящих.

И если ее рассмотрение разочарует читателей, почувствовавших приятный вкус выигрышного "имиджа", оно все равно небесполезно. Осознать ограниченность наших стремлений и достижений - своего рода терапевтическое средство против распространенного (и особенно острого в "успешных" кругах) страха не соответствовать статусным нормам своей среды.

"О секторе третьем замолвите слово…"





Сферы деятельности НКО (по данным CAF)

  1. Социальная защита

  2. Членские и профсоюзные организации

  3. Клубы по интересам, спортивные клубы и др.

  4. Правозащитные организации

  5. Организации по охране окружающей среды

  6. Жилищные объединения

  7. Политическте партии

  8. Образование

  9. Организации культуры

  10. Прочие

  11. Организации по охране здоровья
Эти слова, обращенные к представителям СМИ, я услышала на одной из конференций, посвященной проблемам "третьего сектора". И действительно, тема эта редко обсуждается на страницах прессы. Возможно поэтому, третий сектор сегодня представляется некоей заповедной зоной, своеобразной "terra incognito", о существовании которой большая часть нашего народонаселения мало что знает. И это при том, что его деятельность охватывает практически все стороны нашей жизни от рождения до смерти, что здесь трудятся миллионы активистов, энтузиастов и … прагматиков, а число составляющих его некоммерческих организаций перевалило, как было сказано в одном из выступлений Владимира Путина, за 300 тысяч.

Нелюбопытство и гражданская инертность нашего народонаселения давно уже стали национальной традицией. Хочется верить, что только до поры до времени.

Наше желание привлечь внимание читателей журнала к жизни и проблемам "третьего сектора" искренне, но не бескорыстно. Его судьба - залог нашего общего благополучия, даже если мы не всегда соприкасаемся с ним по жизни напрямую.

Кроме всего прочего - жизнь в этом секторе столь удивительна и разнообразна, что знакомство с ней может стать занятием более интригующим, чем чтение детективов и обозрение триллеров.

Разве не удивительно, как в нищей разоренной стране, десятки миллионов людей без оглядки на государство находят средства для взаимопомощи и взаимовыручки себе и себе подобным. Как, не владея даже азбукой бизнеса и менеджмента, ухитряются привлекать в третий сектор инвестиции, составляющие суммарно сотни и более миллионов долларов. Как на фоне всеобщего казнокрадства умудряются донести эти деньги до нуждающихся в них…

Многого не хватает пока третьему сектору для благополучного существования. Но зато в избытке - инициативы, смекалки, оптимизма и, главное, душевного тепла и человеческого достоинства. Потеряв веру в государство, сообщество третьего сектора не утратило веру в человеческие отношения, на которых, собственно, и держится сегодня вся его жизнь.

Жизнь эта непроста и очень хрупка. Искры тепла и надежды, которые дарит "третий сектор" многим, порой бесконечно отчаявшимся людям, настолько слабы еще, что без помощи со стороны всего общества могут легко угаснуть.

Понимание произрастает из знания. Поэтому мы приглашаем вас к путешествию " в незнаемое", в мир близкий и далекий одновременно. Мир, состоящий из множества, порой микроскопически малых частиц, представляющих вместе картину замысловатую, но увлекательную.
9958724007634402.html
9958851129550949.html
9958883925057445.html
9959035231902949.html
9959171391580013.html