Глава 1 При - Академики в п. Волгин (председатель), в в

Глава 1

При совпадении известных затруднений2 может явитьсн необ­ходимость выбора: начинать ли наступательные действия или же принимать меры обороны. Вот какие соображения могут возникнуть в отношении затруднений.

Затруднения, касающиеся государственных факторов, могут быть ■ниспосланными судьбой3 или же причиняемыми людьми. Первые (т. е. посланные судьбой) происходят от неблагоприятных стечений судьбы.4 Вторые же происходят от плохой политики.5

Действия вопреки (установленным) методам политики,6 совер­шенное неприменение их, большие бедствия, разврат и притесне­ния— вот что вызывает затруднения (или является затруднением). Мы называем это затруднением потому, что этим затрудняется благополучное существование (государства).

Если принимаются во внимание затруднения, которым подвер­жены: (1) государь, (2) министры, (3) сельское население, (4) укрепления, (5) казна, (6) войско, (7) союзники — то каждое предыдущее следует считать более тяжелым, чем последующие. Таково мнение учителей.

364

^ Восьмой отдел. О бедствиях в государстве

Бхарадваджа считает, что это неправильно. Если мы примем во внимание затруднения, которым может подвергнуться государь, и затруднения, в которых могут оказаться министры, то затруднения министров более чреваты последствиями. Ведь совет (в государ­ственных делах), использование результатов совета, исполнение государственных дел, производство расходов и получение доходов, посылка войск, подавление врагов и лесных племен, охрана государ­ства, принятие мер против затруднений, охрана царевичей и их помазание на царство — все это находится в руках министров. При отсутствии последних все это становится невозможным. Государь, подобно птице с отрезанными крыльями, лишен в таком случае воз­можности действовать. При затруднениях (касающихся министров) 7 получают силу подговоры врага. Если же министры являются не­годными, то возможно убийство (или опасность для жизни) госу­даря, ибо негодные (министры) совершают дела, подвергающие опасности существование государя.8

Нет, говорит Каутилья. Государь сам вызывает к действию (ру­ководит действиями) советников, домашних жрецов и прочего слу­жилого люда (чиновников), направляет деятельность надзирателей за отдельными отраслями управления и принимает меры к предот­вращению затруднений, могущих постигнуть государственные фак­торы, будь то люди или ценности, а также способствует благосостоя­нию этих последних. В том случае, если министры попадают в затруднения, он назначает на их место других, не подвергающихся затруднениям. Он (государь) может постоянно направлять свои действия к тому, чтобы оказывать должные почести заслуживающим этого (министрам) и карать негодных. Если государь сам находится в состоянии благополучия, то этим своим благополучием он способ­ствует и процветанию своих подданных. Какого поведения будет государь, такого (поведения) будут и его подданные. Ведь послед­ние находятся в зависимости от него, является ли он энергичным или бездеятельным. Действительно, государь занимает по отноше­нию к ним главенствующее положение.9

Если принимаются во внимание затруднения в отношении ми­нистров и затруднения, претерпеваемые сельским населением, то

Раздел 127 (Глава 1)

365

последние следует считать более тяжкими. Таково мнение Виша-лакши. Он говорит, что казна, войско, сырье, обязательный труд,10 перевозочные средства и продовольствие, — все это идет от сельского населения. При гибели (или отсутствии) последнего, получение всего этого делается невозможным. Вслед за этим (в смысле чрева­тости идут затруднения) в отношении государя и министров.

Нет, говорит Каутилья. Ведь все мероприятия зависят от мини­стров, как-то: устройство сооружений в сельских местностях,11 улучшение благосостояния (данной местности) средствами внутрен­ними и внешними,12 предотвращение бедствий, заселение пустующих мест и забота об их преуспеянии, а также (получение) помощи в виде военной силы и налогов.13

Последователи Парашары говорят, что если рассматривать за­труднения, которым может подвергнуться сельская местность, и затруднения в отношении укреплений, то последние следует считать более значительными. Действительно, создание казны и войска про­исходит в укрепленных пунктах. В них же сельское население находит убежище в случае бедствий.14 Кроме того, городские жители сильнее сельских и более верные помощники государю в несчастьях. Сельские же жители могут перейти на сторону врага.15

Нет, говорит Каутилья. Все мероприятия, касающиеся укрепле­ний, казны, войск, сооружений, а также торговые операции нахо­дятся в зависимости от сельской местности. Помимо того, у сель­ского населения наблюдается храбрость, стойкость, ловкость и мно­гочисленность. Укрепленные пункты, расположенные в горах и на островах, невозможно заселить, если (вблизи) нет сельской мест­ности. Если население состоит большею частью из земледельцев, то испытываются затруднения в отношении укрепленных пунктов,16 если же сельская местность заселена большею частью воинами, то страдает сельская местность как таковая.17

Пишуна считает, что если сравнивать затруднения в отношении укреплений с затруднениями с казною, то последние являются более значительными. Ведь сооружение укрепления и охрана его нахо­дятся в зависимости от состояния казны. При помощи денег 18 воз­можно сеяние смуты врагом среди (войск) крепости.19 При помощи

366 ^ Восьмой отдел. О бедствиях в государстве

же (собственной) казны20 возможно держать в повиновении (по­давлять) сельское население, друзей и врагов, побуждать к действию (союзников), отделенных промежуточными землями, и производит!, военные действия. Кроме того, взяв казну, можно в случае бед­ствия и оставить укрепления (последние же взять с собою нельзя).

Нет, говорит Каутилья. (Благополучное состояние) казны нахо­дится в зависимости от укреплений. Также зависят от них войско, ведение негласной войны,21 удержание в повиновении своих соб­ственных сторонников, ведение действий военными силами, получе­ние подкреплений, а также принятие мер против вражеских войск и лесных племен. При отсутствии же укреплений казна может легко попасть в руки врага. Мы видим, что те (государи), которые имеют укрепления, не подвергаются совершенному уничтожению (ибо казна их в сохранности).

Каунападанта считает, что если сравнить затруднения в отноше­нии казны с затруднениями, претерпеваемыми войском, то последние следует считать более тяжелыми- Действительно, от войска зависит возможность держать в руках друзой и врагов, побуждать к дей­ствию войска других и предпринимать карательные меры в своих владениях.22 Далее, при отсутствии войска несомненна гибель казны. С другой стороны, если даже и нет казны (денежных средств), то создание войска возможно при помощи (платы) сырьем, землею ил я же путем присвоения чужой земли. Тот же, кто будет иметь войско, приобретает (при помощи его) и казну. Будучи в постоянной связи с государем, войско (по своим исполнительным функциям) может быть приравнено министру.

Нет, говорит Каутилья. Ведь войско само зависит от казны. При отсутствии казны (т. е. денежных средств) войско переходит на сторону врага или убивает своего государя. Кроме того, казна обусловливает всякого рода предприятия и наличие ее служит осно­ванием для желания (государя) посвятить себя благочестивым де­лам и т. д. Впрочем, в зависимости от места, времени или обстоя­тельств дела иногда войско, иногда казна могут играть решающую роль. Действительно, войско охраняет приобретенную казну.23

Раздел 127 (Глава 1)

367

С другой стороны, при помощи казны можно сохранить как саму казну, так и войско. Но так как при помощи казны совершаются все дела, то затруднения в отношении казны следует считать более тяжелыми.

Ватавьядхи считает, что (при сопоставлении) затруднений в от­ношении войска с затруднениями, касающимися союзников, послед­ние являются более значительными. Союзник (друг), хотя бы он и не имел вознаграждения и был отделен промежуточными землями, делает свое дело. Он оказывает противодействие врагу в тылу,24 союзнику последнего,25 основному врагу и лесным племенам. Рав­ным образом он оказывает помощь казною, войсками и землею, если друг его попал в беду.

Нет, говорит Каутилья. Если у кого есть войско, то не только друг его остается таковым, но и враг может стать другом. Если же имеется дело, в котором могут помочь одинаково как союзник, так и собственное войско, то тут выгода получается от приобретения самим (заинтересованным государем) подходящих места и времени для ведения боя. Когда представляется необходимость немедленных действий или имеют место внутренние беспорядки, вызываемые вра­гами или лесными племенами, союзник не может оказать помощи.-6 При совпадении же затруднений (у желающего победить и у врага),27 а также при усилении врага друг (союзник) поступает так, как ему выгодно. Вот соображения, касающиеся затруднений в отношении государственных факторов.

При затруднениях, касающихся отдельных частей (тех или иных) государственных факторов,28 в связи с их осо­бенностями можно исправить их благодаря многочислен­ности (подданных), их преданности или способности к действию.29

Если затруднения, испытываемые двумя факторами,,i0 одинаковы, то большая (или меньшая) важность зависит от качества данного фактора. Если после потерн (или ухудшения качества какого-либо фактора) другие про­должают проявлять свои высокие качества, то (такая не­удача) не заслуживает упоминания.

368 ^ Восьмой отдел. О бедствиях в государстве

Если от затруднений, испытываемых одним фактором, возможна гибель всех остальных, то такое затруднение сле­дует считать особо значительным безотносительно к тому, является ли фактор первостепенной важности или нет. Так в Артхашастре Каутилъи гласит первая глава «Затруднения, касающиеся государственных факторов» в восьмом отделе «О бед­ствиях в государстве». От начала сто семнадцатая глава.

Раздел 128. Размышления о бедствиях, коим подвергаются

царь и государство*

Глава 2

Государь и государство — вот в двух словах все государственные факторы. Для государя (главным затруднением, бедствием) яв­ляется смута внутренняя или внешняя.2 По сравнению с внешней смутой, внутренняя является более зловредной, так как при этом имеется опасность, подобная той, какая возникает при непосред­ственной близости змеи. Далее, смута, вызываемая особо приближен­ными чиновниками, опаснее всяких других внутренних смут. По­этому (государь) должен держать в своих собственных руках как казну, так и войско.

(Что хуже): двоецарствие3 или власть чужестранца?4 Учителя считают, что двоецарствие хуже. Из-за взаимной вражды и привя­занностей партий, а также из-за взаимных трений происходит гибель (государства). При власти же чужестранца возможно, что такой чужестранный государь, завоевав расположение подданных, будет управлять страной в соответствии с ее укладом.

Нет, говорит Каутилья. Если имеется двоецарствие, предполо­жим отца и сына или двух братьев, то достигается одинаковое бла­гополучие и подчинение (власти) сановников. При власти же чуже­странца, последний отторгает (землю) от другого, еще живущего,0 и, считая, что земля (по существу) не его (и что ее не надо беречь), истощает и ослабляет ее или же продает. Потеряв же к ней интерес, он бросает ее и удаляется.

Далее, возникает вопрос, что хуже: государь слепой (т. е. со­вершенно не знающий политической науки) или такой, который не-

Раздел 128 (Глава 2)

369

правильно понимает ее?6 (Государь), лишенный совсем знаний в политике, что бы он ни предпринимал, будет упорствовать (в своем неправильном образе действий) или зависеть от других. Таким образом, неправильными поступками он приведет к гибели государ­ство. Что же касается государя, неуверенного в методах политики, то если он отступит от правильных методов, то его можно наставить на правильный путь. Таково мнение учителей.

Нет, говорит Каутилья. Слепой (т. е. совершенно незнакомый с политической наукой) государь может быть наставлен на путь истинный, в том случае если у него имеются одаренные политиче­скими совершенствами помощники. Что же касается государя, ко­торый держится неправильных методов, то такой, имея неправиль­ные, предвзятые взгляды и давая таким взглядам развитие, губит государство и себя самого.

Далее, встает вопрос, что хуже: государь больной или новый. .Больной государь может привести к гибели государство, доверяя его министрам, или же может погибнуть сам от государственных факторов.7 С другой стороны, государь новый, исполняя свои обязан­ности, оказывая помощь подданным, освобождая от податей,8 делая подарки и воздавая почести, может действовать (подобными) сред­ствами, вызывающими расположение подданных. Таково мнение учителей.

Нет, говорит Каутилья. Больной государь продолжает управле-■ ние в соответствии с тем, как оно уже раз было начато. Новый же государь считает, что государство добыто им силою 9 и потому дей­ствует необузданно, по произволу. Или же, будучи притесняемым теми, с помощью которых он достиг царства, он должен будет сно­сить бедствия, коим подвергнутся его владения. Далее, тот, который не заручился любовью подданных,10 легко может быть уничтожен. Из больных же государей хуже считается тот, который болен вслед­ствие, своих пороков,11 а не тот, у которого дурных заболеваний нет.12

Новый государь может быть благородным и неблагородным. Может быть благородный, но слабый и неблагородный, но сильный государь. Видя слабости первого (из двух таких государей), хотя

370

^ Восьмой отдел. О бедствиях в государстве

бы он и был благороден, подданные с трудом уступят подговорам в его пользу. Что же касается государя сильного, хотя бы он и не был родовитым, то подданные, видя его силу, легко перейдут на его сторону. Таково мнение учителей.

Нет, говорит Каутилья. Подданные сами (без принуждения) бу­дут повиноваться высокородному (государю), хотя бы он и был слабым. Известно ведь, что правление государством приличествует высокородному, и поэтому подданные не уступят подговорам в пользу сильного, но не высокородного. Действительно, мы знаем, что если имеется привязанность (подданных к государю), то пре­имущество на его стороне.

(Если мы рассматриваем гибель посевов), то более тяжелою следует считать гибель созревшего урожая, чем гибель зеленых всходов, ибо в первом случае пропадает и затраченный труд- Отсут­ствие дождей хуже, чем чересчур большое обилие дождей, ибо в первом случае не получается никаких средств к существованию. Таким образом излагаются относительная важность и неважность двух видов затруднений в отношении госу­дарственных факторов в последовательном порядке и при­чины, побуждающие к наступлению на врага (если од терпит такие затруднения) или же к выжидательному положению (если таких затруднений нет).13

Так в Артхашастре Каутилъи гласит вторая глава «Размышле­ния о бедствиях, коим подвергаются царь и государство» в восьмом отделе «О бедствиях в государстве». От начала сто восемнадцатая глава.

^ РАЗДЕЛ 129. БЕДСТВИЯ, ПРОИСТЕКАЮЩИЕ ОТ (ПОРОКОВ) ЛЮДЕЙ1

Глава 3

Причиною таких затруднений является отсутствие воспитания в науках.2 Действительно, человек недисциплинированный не видит пагубных следствий пороков.

Это мы изложим, а именно: три вида, возникающих из гнева (злобы), и четыре вида — от страстей.

Раздел 129 (Глава 3)

371

Из этих двух (т. е. гнева и страстей) гнев (злоба) влечет более тязкелые последствия. Действительно, гнев (злоба) распространяется на все. Нам известно, что в большинстве случаев государи, находив­шиеся во власти злобы, погибали от гнева своих подданных, те же, которые отдавались своим страстям, погибали от врагов и болезней, так как истощалась их казна и они сами физически ослабевали.3

Нет, говорит Бхарадваджа. Гнев свойствен сильным людям. (Гневом, суровостью) достигается прекращение вражды, месть за оскорбление 4 и устрашение людей вообще. Постоянное проявление гнева5 имеет целью обуздание пороков.6 Страсть (любовь) есть стремление к достижению желанного. (Она связана) с ласковым отношением, с присущей щедростью и любезностью. Тот, кто про­являет любовь (т- е. страсть), стремится вкусить плод затраченной работы.

Нет, говорит Каутилья. Ненависть, приобретение врагов7 и по­стоянная связь со страданием — вот что приносит с собою злоба. Страсть же влечет за собой возможность быть объектом презрения, потерю богатств и сообщество с ворами, игроками, охотниками, пев­цами, музыкантами и прочими негодяями.

Если мы сравниваем, (что хуже): быть предметом презрения или же предметом ненависти, то последний является более значи­тельным. Презренный (только) угнетается своими и чужими, тот же, который является предметом ненависти, уничтожается. Если мы сравним потерю богатств с приобретением врагов, то последнее более тяжко. От потери богатств (только) страдает казна, приобре­тение же врагов вызывает жизненную опасность.

Постоянная связь со страданием более тягостна, чем связь с не­годными людьми. Последней можно в одно мгновение положить конец.8 Связь же со страданием вызывает долгие мучения. Поэтому злоба имеет более тяжкие последствия.

(Следствием злобы) являются: оскорбление словами, поврежде­ние имущества (другого) 9 и оскорбление действием.

Если сопоставить оскорбление словами и повреждение имуще­ства, то первое хуже. Таково мнение Вишалакши. Ведь вспыльчи­вый человек, которому нанесено оскорбление словами, яростно отве-

372 ^ Восьмой отдел. О бедствиях в государстве'

чает тем же. Острие оскорбительных слов впивается в сердце. Оскорбление разжигает огонь (гнева) и воспламеняет чувства.

Нет, говорит Каутилья- Если чтить кого-нибудь (путем подарков) в виде ценного имущества, то этим самым можно удалить острие (оскорбительных) слов. Повреждение же имущества (неправильные поступки по отношению к таковому) есть уничтожение средств к существованию.

Под повреждением имущества мы разумеем: неотдачу (того), что причитается другому, (присвоение) чужого имущества, уничто­жение его или же бросание на произвол судьбы.

Если сопоставить повреждение имущества и оскорбление дей­ствием, то первое есть более тяжкое зло. Так считают последователи Парашары. (Они говорят), что благочестивые деяния,10 равно как и жизненные удовольствия,11 одинаково основаны на богатстве (на имуществе).12 Мирская жизнь связана с деньгами. Поэтому гибель имущества, ценностей есть более тяжкая беда.

Нет, говорит Каутилья. Никто не станет желать повреждения своему собственному телу, хотя бы и за счет получения больших богатств. С другой стороны, как раз, позволяя себе оскорбление действием, испытываешь то же самое зло и от других.

Вот три вида (дурных последствий), возникающих от злобы.

Следствием страстей (является привязанность к охоте, игре, жен­щинам и опьяняющим напиткам). Вот четыре рода (объектов страстей). Пишупа считает, что если сопоставить охоту и игру, то (страсть к первой) есть более значительный недостаток. Предаю­щийся охоте подвергается опасности со стороны грабителей, врагов, хищников,13 лесных пожаров и падения, он теряет направление, терпит голод и жажду, всем этим создается опасность для его жизпл. При игре же только имеет место выигрыш, достающийся более искусному, как например в случае игры Джаятсоны м и Дурьйод-ханы.15

Нет, говорит Каутилья. Из двух (играющих) один несомненно терпит поражение, как это указано в случае с Налем 16 и Юдхишт-хирой-17 Самый предмет, приобретенный в игре, разжигает страсть (к дальнейшему приобретению). Игра вызывает вражду, потерю

Раздел 129 (Глава 3)

373

честно приобретенного имущества и приобретение другого нечест­ным путем. (Приобретенное имущество) вновь теряется, прежде чем успеешь им насладиться. (В пылу игры) приходится воздерживаться от своевременного испражнения и испускания мочи и испытывать голод и пр. От всего этого возникают болезни. Вот все зло, связан­ное с игрой. При охоте же имеет место телесное упражнение, уда­ление слизи, желчи, жира и пота, приобретается искусство попадать в цель, будь то подвижное или неподвижное тело, а также знаком­ство с состоянием переживаний животных по их движениям, пока­зывающим ярость или боязнь. Кроме того, (на охоту) нельзя ходить во всякое время, (и потому) исключена возможность постоянно ей предаваться.

Каунападанта считает, что из двух пороков — страсти к игре и страсти к женщинам — первый есть большее зло. Игрок играет бес­престанно, ночью, при светильнике, и даже если собственная мать умирает. Если его в случае надобности просят (прекратить игру), то он приходит в ярость. Если же кто-нибудь одержим страстью к женщинам, то все же возможно (в отдельных случаях), когда та­кое лицо совершает омовение, одевается или ест, спрашивать его о делах, связанных с религией, и денежных. Далее, жепщипу можно сделать полезной для государя. Также возможно путем тай­ных средств устранения или, причинив женщине болезнь, устранить ее или заставить удалиться самой.

Нет, говорит Каутилья. При игре возможно возвратить потерян­ное. Тот же, который имеет страсть к женщинам, пе может возвра­тить потерянного им (вследствие своей страсти). (С государем, постоянно увлекающимся женщинами), невозможно видеться (по государственным делам), он получает отвращение ко всякому делу, он упускает время и вследствие этого теряет выгоду, оп нарушает закон, проявляет слабость в управлении и предается пьянству.

Если сопоставить страсть к женщинам и страсть к вину, то пер­вая является более пагубной. Таково мнение Ватавьядхи. Ведь все глупости, возникающие из привязанности к женщинам, неодно­кратно упомянуты в главе о предписаниях для царского жилища.18 Если же кто пьет, то он вкушает вещи, приятные для чувств, как*

374 ^ Восьмой отдел. О бедствиях в государстве

например музыку, сам делает удовольствие другим, чествует слуг и прогоняет усталость работы.

Нет, говорит Каутилья. При привязанности к женщинам ро ждается потомство и создается личная безопасность, если оставаться среди женщин своего дома.19 Противоположное наблюдается (при привязанности) к внешним (т. е. публичным) женщинам и полная гибель (при привязанности к таким), с которыми нельзя иметь сно­шения. И то и другое (зло) 20 может иметь место при пороке, выра­жающемся в пьянстве (при котором как раз бывают сношения с женщинами не своего дома и пр.).

Полное следствие этого порока есть: потеря сознания, умопоме­шательство у того, кто не был ранее помешанным, смерть (или со­стояние, подобное смерти) у того, кто в действительности не умер (или не должен был умереть), выставление на показ такого, чего следует стыдиться, потеря знаний, ума, здоровья, богатства и дру­зей, отсутствие связи с положительными людьми, связь с негодяями и любовь к пению и струнной игре, которые приводят к истощению имущества.

Согласно мнению некоторых, если сопоставить игру и пьянство, то игра есть более тяжкий порок. Победа или поражение (в игре), связанная с приобретением (или имеющая целью приобретение), причем объектами (игры) могут быть живые и неживые предметы,21 вызывает раскол партий и создает таким образом волнение среди подданных. В особенности среди объединений и семейств владете­лей, имеющих сходство с объединениями, игра является причиной раздора, что ведет к гибели.

Самый же дурной из всех пороков — это потворствование него­дяям,22 так как этим вызывается ослабление государственных устоев. Страсть, заключающаяся в потворствовании негодным, и злоба, выражающаяся в подавлении праведных, — эти два фактора представляют собою безграничное зло, вслед­ствие множества бедствий, (вызываемых ими).

А поэтому (государь), почитающий мудрых советни­ков, обуздывая свои страсти и проявляя стойкость, дол­жен отбросить как страсть, так и злобу, которые вызы-

^ Разделы 130—132 (Глава 4)

375

вают затруднения и подрывают корни (государственных

устоев). Так в Артхашастре Каутилъи гласит третья глава «Бедствия, проистекающие от (пороков) людей» в восьмом отделе «О бедствиях в государстве». От начала сто девятнадцатая глава.

^ РАЗДЕЛЫ 130—132. ВСЕОБЩИЕ БЕДСТВИЯ. ПРЕПЯТСТВИЯ. ЗАТРУДНЕНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С КАЗНОЙ1

Глава 4

Всеобщими бедствиями являются бедствия стихийные,2 как-то: пожары, наводнения, болезни, голод и чума.

Если сопоставить пожары и наводнения, то против бедствий от пожаров невозможно принять мер — все делается добычей пламени.3

Что же касается бедствий от наводнения, то здесь можно прийти на помощь и спастись от повреждений. Таково мнение учителей.

Нет, говорит Каутилья. Пожар может истребить одно селение или половину селения. Сила же воды может унести сотни селений.

Если сопоставить болезни и голод, то болезнь делает невозмож­ным исполнение работ, так как является препятствием для деятель­ности работающих, которые гибнут, болеют или увольняются. Что же касается голода, то он не вполне приостанавливает работы, и (при голоде все же) можно помочь деньгами и скотом. Таково мне­ние учителей.

Нет, говорит Каутилья. От болезни страдает одна определенная местность, и против нее можно принять меры. Голод же есть бич всей страны и приводит к гибели всех живущих. Это в равной мере относится и к чуме.

Если мы рассматриваем гибель мелких людей и гибель началь­ствующих лиц,4 то гибель первых создает невозможность для осуще­ствления работ. Гибель же начальствующих лиц есть только пре­пятствие к завершению работ. Таково мнение учителей.

Нет, говорит Каутилья. Потери в мелких людях можно воспол­нить благодаря численности таких людей. С потерями же началь-

376 ^ Восьмой отдел. О бедствиях в государстве

ствующих лиц это не так-5 Действительно, среди тысячи людей мо­жет найтись только один начальствующий или совсем не быть та кового,6 ибо нужно иметь превосходство в личных свойствах и уме, чтобы быть опорой для мелких людей.

Если рассматривать бедствия, причиняемые собственным и вра­жеским войском,7 то собственное войско притесняет (страну) чрез­мерными насилиями и поборами, и воспрепятствовать ему нельзя. Против вражеского же войска можно сражаться и, вынудив его к отступлению или заключив мир, избавиться от него. Таково мне­ние учителей.

Нет, говорит Каутилья. Притеснениям от собственных войск можно положить конец путем обуздывания и наказания рядовых и начальствующих лиц. Кроме того, (свое войско) причиняет вред одной определенной местности. Вражеское же войско причиняет бед­ствия всей стране грабежом, убийствами, поджогами, разрушениями и уводом (населения).

Если сопоставить распри среди подданных с распрями (в семье) государя,8 то распри среди подданных приводят к расколу среди таковых и подготовляют почву для нападения врага. Раздор же в семье государя приносит (для подданных) пищу и плату в двой­ном размере и избавление от налогов. Таково мнение учителей.

Нет, говорит Каутилья. Распрям среди подданных можно поло­жить конец путем задержания вожаков или же устранения причины ссоры. Кроме того, враждующие между собою подданные могут своими взаимными трениями оказать и пользу (государю). Распри же в семье государя приводят к притеснениям и к гибели поддан­ных, и нужны двойные усилия, чтобы с ними справиться.

Если рассматривать общенародные увеселения9 и увеселения государя, то первые приносят вред результатам работы в настоя­щем, прошедшем и будущем.10 Увеселения же государя приносят выгоду ремесленникам, мастерам, жонглерам, сказителям, гетерам и торговцам. Таково мнение учителей.

Нет, говорит Каутилья. Общенародные увеселения служат отды­хом от работ. При них съедается немного.11 Поев же, (люди) полу­чат большую энергию к работе. При увеселениях же государя по-

^ Разделы 130—132 (Глава 4) 377

следний сам и его приближенные присваивают себе имущество, предъявляют требования, овладевают торговыми складами и вме­шиваются в торговые дела (с целью приобретения необходимого для их увеселений). Этим самым приносится вред.

Если сопоставить царевича и любовницу, то первый приносит вред тем, что он со своими приближенными присваивает себе иму­щество, предъявляет требования, овладевает торговыми складами и вмешивается в дела. Любовница же только присваивает пред­меты, необходимые для проявления своего кокетства. Таково мне­ние учителей.

Нет, говорит Каутилья. Царевича можно удерживать от необуз­данных действий при помощи советника и домашнего жреца. Лю­бовницу же трудно обуздать вследствие ее глупости и вследствие ее связи с разными негодяями.

Если сопоставить (зло, причиняемое) объединениями и отдель­ными начальствующими лицами, то оказывается, что объединения. вследствие многочисленности (входящих в них людей), невозможно обуздать. (Объединения поэтому) причиняют зло воровством и гра­бежом. Что же касается отдельных главенствующих лиц, (то вред, причиняемый ими), сводится к задерживанию и прекращению дел. Таково мнение учителей.

Нет, говорит Каутилья. Можно легко действовать против объедм нения, пользуясь тем, что (входящие в него) одержимы одинако­выми пороками. Также (можно справиться с ним) путем задержа­ния части его вожаков.12 Надменный же главарь приносит вред тем, что представляет опасность для жизни и имущества других-

Если сопоставить (зло, причиняемое) управляющим казначей­ством,13 и зло, причиняемое главным сборщиком налогов,14 то первый приносит вред тем, что (в своих выгодах) причиняет порчу выра­ботанным ценным предметам 15 и взимает (незаконно) штрафы.16

Что же касается главного сборщика налогов, то он находится под надзором счетчиков 17 и пользуется (только) причитающимися ему доходами. Таково мнение учителей.

Нет, говорит Каутилья. Управляющий казначейством принимает все, поступающее в казну под надзором других.18 Что же касается

378 ^ Восьмой отдел. О бедствиях в государстве

сборщика налогов, то таковой соблюдает свою собственную выгоду, а затем только думает о выгоде государя. Бывает даже, что он спо­собствует гибели имущества последнего. Далее, при отбирании чужого имущества он поступает по произволу.

Если сопоставить притеснения, чинимые пограничной стражей, и затруднения, создаваемые торговцами, то оказывается, что погра­ничная стража приносит вред торговле тем, что похищает имущество через подосланных ею же воров 19 и взимает чересчур большие пошлины. Торговцы же только способствуют торговле, заботясь о сбыте товара и получении за него платы. Таково мнение учителей.

Нет, говорит Каутилья. Пограничная стража приносит пользу (торговле), содействуя накоплению товаров. Торговцы же по сговору вызывают повышение и понижение (цены) товаров, рассуждая: на один пана мы должны заработать сто и за один горшок при­обрести 100 горшков. Так они пользуются торговлей в своих целях.

Возникает вопрос: какую землю (лучше оставить), такую, кото­рая чересчур заполнена разными посевными культурами,20 или же чересчур изобилующую пастбищами. Не следует оставлять землю чересчур загруженную культурами, хотя бы не приносящую больше выгоды,21 но оказывающую помощь военным мероприятиям. Не сле­дует этого делать из боязни (возможных) бедствий. Землю же, чересчур изобилующую пастбищами, можно оставить, но такую, которая подходит и для посевов. Ведь пастбища сокращаются за счет (увеличения) пахотных полей. Таково мнение учителей.

Нет, говорит Каутилья. Земля, перегруженная культурами, хотя бы она и приносила неизмеримо большие выгоды, может быть остав­лена из боязни возможных бедствий. Земля же, чересчур изоби­лующая пастбищами, приносит пользу казне и упряжным живот­ным. Ее не следует оставлять, за исключением тех случаев, когда это вредит посевам.

Если сопоставить разбойников и дикие лесные племена, то пер­вые действуют ночью, устраивают засады, представляют жизненную опасность, имеются постоянно, грабят (деньги) сотнями и тысячами и приводят в волнение богатых людей.22

^ Разделы 130—132 (Глава 4)

379

Дикие же лесные племена живут обособленно, в пограничных лесах, они на виду, передвигаются открыто и могут вредить только одной какой-нибудь местности. Таково мнение учителей.

Нет, говорит Каутилья. Разбойники грабят только беспечных, они малочисленны, трусливы, и их легко узнать и схватить. Лесные эке племена находятся на собственной (известной им) земле, они многочисленны и храбры. Они дерутся открыто, совершают грабежи и убийства в целом ряде местностей, уподобляясь (вражеским) государям.23

Если сопоставить леса с оленями24 и леса со слонами, то ока­зывается, что олени приносят пользу тем, что дают много мяса и шкур, они едят мало и их легко обуздать. Противоположное же представляют слоны. Если их поймать и они окажутся злонрав­ными, то они могут опустошить целую местность.

Если сопоставить помощь, оказываемую в пределах (своей) дан­ной местности, с помощью, получаемою из другой местности, то оказывается, что внутренняя помощь,25 выражающаяся во вспо­моществовании сельскому населению хлебом, скотом, день­гами и сырьем, имеет результатом поддержание (благосостояния) данной местности. Противное наблюдается при оказании помощи извне.

Вот что касается притеснений и затруднений-Препятствия2б могут быть внутренними, вызываемыми началь­ствующими лицами, и внешними, происходящими от врагов.27 Вот отдел препятствий. Благодаря этим препятствиям, а также вследствие только что указанных бедствий казна может терпеть ущерб, при­сваиваться начальствующими лицами, уменьшаться вследствие осво­бождения от податей,28 распыляться, накапливаться неправильно или же похищаться соседними владетелями и лесными племенами. Такие бывают неблагополучия с казной.

Государь должен стараться, чтобы бедствия не воз­никали, а чтобы те, которые возникли, были бы устра­нены. (Он должен стремиться к этому), для того чтобы страна преуспевала и чтобы препятствия и неблагополу­чия с казной не имели места.

380 ^ Восьмой отдел. О бедствиях в государстве

Так в Артхашастре Каутилъи гласит четвертая глава «Всеобщие бедствия. Препятствия. Затруднения, связанные с казной» в восьмом отделе «О бедствиях в государстве». От начала сто двадцатая глава.

РАЗДЕЛЫ 133 и 134. ЗАТРУДНЕНИЯ, КАСАЮЩИЕСЯ ВОЙСКА,1 ^ И ЗАТРУДНЕНИЯ, КАСАЮЩИЕСЯ СОЮЗНИКОВ*


9938400893334753.html
9938483711778807.html
9938624597651631.html
9938726774413077.html
9938908904025861.html